Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
Поиск
Инта, ул. Горького, 16
inta-mo@yandex.ru

Наш адрес

В Инте   -2°
09.12.2021

В минувшее воскресенье интинский народный театр «Поиск» отметил свой 40-летний юбилей.


За четыре десятилетия в «Поиске» сменилось не одно поколение служителей Мельпомены. Один из них – актер Семен Сизов – по нашей просьбе поделился своим взглядом на театр «Поиск» в частности и на театральное искусство в целом.

 – Говоря про театр «Поиск», автоматически всегда вспоминаю две вещи. Во-первых, фразу Жюля Ренара «Счастье в его поиске» – у нас в гимназии висела в коридоре такая штуковина с этой цитатой на французском языке; и это, кажется, одно из главных воспоминаний о школе в принципе. Во-вторых: по инерции я вспоминаю свои первые годы в школе, первые отчетные концерты в ДКиТ и первую встречу с Артуром Арутюновичем Арзанкцяном, которой как будто бы и не было вовсе. Как-то так случилось, что мы друг друга заочно знали. Тогдашний семи- или восьмилетний, я попал в некоторое замешательство. Представьте себе: вот человек, который вас знает; вот ваши учителя, которые все с ним здороваются и что-то обсуждают как с давним другом; вот родители, которые тоже, оказывается, его знают! А от меня скрывали все эти годы?

 Где-то рядом с этим «знакомством» был и первый вход в театральный класс, где чувствуешь себя как дома до сих пор. Теперь уже понятно, откуда взялось это ощущение – в общей сложности, без учета всех приездов и отъездов я в него прихожу и ухожу порядка двадцати лет – но откуда оно было тогда? Этот вопрос приводит меня в замешательство уже сейчас.

 Отчетные концерты проводились каждый год; помимо этого, в старших классах были мероприятия ДКиТ, поэтому я регулярно заходил в театр. Говорю «регулярно» и понимаю, что ходить-то я ходил, но все это время сам театр для меня был чем-то загадочным, потому что его деятельность оставалась скрыта. Я вроде понимал, чем в принципе должен заниматься театр, но никогда вживую этого не видел. И если с Артуром Арутюновичем у нас не случилось знакомства, поскольку мы как будто всю жизнь друг друга знаем, то с театром этого не произошло, потому что иногда кажется, что я его не знаю до сих пор. При этом в свете происходивших в жизни событий, он обрел определенные монументальные черты; пока я что-то, где-то и как-то (то в универ уехал учиться, то в армию), театр находился на том же месте, в том же классе и продолжал вести свои таинственные дела.

 В 2016-м я для себя приоткрыл завесу, сыграв роль второго плана в «Сильном чувстве». Мне тогда удалось посмотреть, что же делает театр, но от этого понятнее не стало – возникало больше вопросов самого разного толку, от «Как они выходят на сцену без дрожи в коленках?» до «Как они понимают, что у этого героя в душе?».
И уже потом, после очередного возвращения в Инту, я продолжил срывать покровы таинственности, играя в разных постановках.

 Ну и представьте себе теперь: вы ищете ответ на вопрос и хотите увидеть что-то понятное, укладывающееся в вашу систему координат, а находите бесконечность и пучину, сплошь состоящую из вопросов – к себе, к своему герою, к режиссеру, к друзьям, к людям в принципе. И вроде как заданы все эти вопросы из обыкновенного любопытства, и ответы на них ищутся искренне и самозабвенно, но вы начинаете замечать, как эта пучина становится частью вашей жизни, а поиск ответов на вопросы – состояние, которое занимает вашу душу наравне со всем остальным. И это вполне себе оказывается определенным состоянием счастья, несмотря на то что оно – пучина вопросов. И начинается – репетиции допоздна, сотни раз перечитанные строки текста, десятки интонаций, тысячи обрывков эмоций внутри, которые нужно сшить в лоскутную картинку под названием «Герой», чтобы вставить его в гигантский гобелен «Спектакль».

 В определенном смысле, вопрос любого характера есть движущая сила человеческого разума, которая помогает мыслям стряхивать с себя коросту повседневности. И характерная человеческая ошибка не в том, что задают неправильные вопросы или получают неудовлетворительные ответы, а в том, что мало-помалу эти вопросы перестают задавать вообще. И не потому, что на все вопросы уже нашлись ответы, а потому что лень. Лень головой думать, лень душу напрягать, лень что-то испытывать. Искать лень.

 И что характерно, даже сама лень очень часто задает вопросы: зачем оно тебе надо? Что ты с этого получаешь? И тут же дает тебе свой готовый ответ – «Брось ты это все», «Дома посидишь, своими делами займешься», «Ты ж за это даже денег не получаешь».
Поскольку я не могу утверждать, разговаривают ли актеры нашего театра с собственной ленью, в моих силах только дать свой ответ на эти вопросы. Счастье в его поиске.

Жалобы на всё
Не убран снег, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!